Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
УДОБНЫЕ ЛЮДИ.
Шорохи и всхлипы зимней Олимпиады

 
ИСТЕРИЯ, ПОДНЯТАЯ нашими СМИ в связи с событиями минувшей Олимпиады, невиданный фонтан антиамериканизма, откровенное стимулирование архаических антизападных комплексов, полузабытые уже вопли: 'Наших бьют!', подобно маленькой победоносной войне, объединила или, как говаривали в советское время, сплотила народ вокруг власти, позволила спортивному начальству если не оправдаться, то полуоправдаться, сделала героями проигравших и вполне достойными олимпийцами (во всяком случае, достойными призовых денег) тех, кто 'прокололся' на употреблении допинга.
Но помимо всего прочего эта организованная сверху истерика выявила и, как это ни парадоксально, одновременно позволила закамуфлировать нищету тех, кто первыми заняли место в траншеях новой, теперь уже спортивной, 'холодной войны' - наших спортивных журналистов.

МЫ ДАВНО УЖЕ СМИРИЛИСЬ с тем, что они говорят: трубопрОвод, облЕгчить... Невозможно заставить: мама их так научила в детстве. Мама, школа и подворотня.
Но вот из 'ящика' звучит - 'побеждает одинцовская 'ИскрА' Это - круто. Получается - 'из искрЫ возгорится пламя'?
Слушаю комментарий о футбольном матче: 'Гришин сегодня очень много играет взад'. Ну, ладно, это прокол бывшего игрока. Они журфаков не кончали. Но если он все время говорит это 'взад' можно ему как-то... в деликатной форме... намекнуть, что ли?..
Управление в русском языке - такая же тайна за семью печатями для спортивного журналиста, как управление страной для оч-чень больших начальников. Из недавнего олимпийского репортажа: '...давайте посмотрим о том, что творится за спинами у лидеров...' Или: 'Маяк' будет обязательно следить об этом матче...' Или: 'Неожиданностью стало поражение Каспарова Василию Иванчуку...' Это - не казусы. Это - уровень.
Любимая деепричастная конструкция наших журналистов, типа: 'Дарена Кахилла мучил живот, сидя на трибуне'. Вариации на эту тему - бесчисленны и неисчерпаемы. Любовь к деепричастию - признак культуры речи: не все же им оперировать простыми предложениями!? Как там у Чехова? 'Проезжая мимо станции, у меня слетела шляпа...'
Иногда приходится слышать просто забавные вещи, вроде: 'Пагаев ударил соперника в лицо, и у того лицом пошла кровь...'
Наконец, еще один типичный оборот, из недавнего репортажа о футбольном матче: 'Английским оружием (т.е. ударом головой. - С.К.) похоронил 'Галатасарай' 'Ливерпуль'.
'Простите, кто на ком стоял?'

ВПЕЧАТЛЯЮТ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ наших спортивных журналистов о географии. Казалось, бы, поездки, командировки.... все изучено непосредственно, на месте. Ан нет. Вот вести из Сиднея, с Олимпиады: 'Такой-то приносит медаль для этого небольшого островного государства...' Это - об Индонезии, стране, которая по площади в 3,5 раза больше Франции и с населением далеко-далеко за 100 млн. человек.
Или: 'На Пиринейском полуострове 'Лацио' обыграл 'Милан', с лихвой компенсировав проигрыш в один мяч в первом матче'. Счастлив человек, который считает, что Рим - на Пиринеях, и это не мешает ему жить.
'Какой, Фемистоклюс, лучший город во Франции?.. - Париж. - А в России?..'

А ВОТ ДРУГОЙ ИЗВЕСТНЫЙ ТЕЛЕВЕДУЩИЙ, оторвавшись от любимых аквариумных рыбок, беседует с легендарным футбольным тренером К.И.Бесковым и как бы со знанием предмета вопрошает: 'Но Яшин не любил покидать ворота?' - 'Наоборот', - спокойно, не сердясь, разъясняет Константин Иванович. И тут действительно наступает момент истины: оказывается, ведущий ничего о футболе не знает. Вообще. Потому что даже краем уха не слышать о знаменитых яшинских выходах за пределы штрафной, о том, как он, сдернув кепку, отбивал мяч головой...
Известный и в целом очень симпатичный фильм о команде 'Спартак' на поляне истории. 'В 1952 году на Олимпийских играх, - объясняет нам автор фильма, - сборная СССР целиком состояла из армейцев... ЦСКА выступало тогда под флагом сборной СССР...' На самом деле нет: в трех матчах сборной СССР на хельсинкской Олимпиаде на поле выходили соответственно три, четыре и снова четыре армейца (Бобров, напомню, в 52-м выступал за ВВС). А почему расформировали именно ЦДСА, а не 'Динамо' или не ЦДСА и 'Динамо' одновременно - это уже совсем другой вопрос, об этом многое могли бы рассказать Сталин и Берия...
Ранее, в популярном документальном сериале, нам поведали нечто новое о матче Спасский - Фишер: Спасский повел 2:0, 'а в следующих 9-и партиях - 1 ничья, остальные 8 партий выиграл Фишер'. Неправда ваша. На самом деле после счета 2:0 было три ничьих и 5 побед американца в 8 партиях, а 11-ю партию выиграл Спасский... Похоже, но, как говорится, не одно и то же. Но кто же будет тратить время на то, чтобы заглянуть в справочник?
'Тщательнее надо, ребята!'

ЧТО УДРУЧАЕТ, ТАК ЭТО НЕЗНАНИЕ своей спортивной специальности. Футбольный матч, чемпионат мира. Вроде бы должны работать не самые худшие. Спорный момент в штрафной площадке - и комментатор с апломбом начинает рассуждать о прижатой руке и о том, изменил или не изменил мяч направление полета... Ну, не знает он футбольных правил, а пополнить образование с времен своего дворового детства было некогда...
А вот свежий пример. Олимпиада, репортаж с конькобежных соревнований, дистанция 500 м у женщин. У Светланы Журовой два фальстарта. Комментатор растерян, ему кажется, что Журову сейчас снимут - а ее не снимают... То есть он, конечно, знал, что будет комментировать конькобежный спорт, но, как это всегда бывает, времени, а главное, желания заглянуть в святцы у него не оказалось. Вы же, ребята, комментируете Олимпиаду раз в два года, и всего один вид спорта...
Зато мы услышали, что американцы подогревают лезвия коньков - и потому выигрывают. Чем выше температура, тем меньше трение, тем выше скорость. В санном спорте, мол, судьи измеряют температуру полозьев, а в конькобежном - нет. И нечестные спортсмены этим пользуются... Представьте: в то время, как российские и прочие конькобежцы разминаются, раскатываются на дорожке, эти подлые американцы в раздевалке нагревают лезвия коньков над дрожащим пламенем спиртовки, потом, за минуту до старта, чтоб коньки не остыли, вываливают на лед и оставляют наших, благородных и наивных, в дураках...
'Мужики, что стряслось? - Иностранцы Пушкина убили!'

ГЕННАДИЙ ШВЕЦ, ПРЕСС-АТТАШЕ НОК России. Наверное, чиновник, но отчасти, конечно, и журналист. Пространно рассуждает в известной газете об отказе властей США выдавать визы некоторым нашим знаменитым в прошлом спортсменам: Скобликова, Тарпищев... А с Бажуковым, говорит пресс-атташе, - отдельная история. 'Дело в том, - сообщает нам г-н Швец, - что Николай - двукратный олимпийский чемпион по биатлону (что характерно, победивший тоже в США, на Олимпиаде в Лейк-Плесиде). А по американской логике, раз биатлонист, значит, стреляет хорошо. Лучше перестраховаться - вдруг Бажуков наемный киллер?'
Ну, не ведал пресс-атташе, что Бажуков первое свое золото выиграл еще 1976 году, ну, ладно, простим. Но не знать, что Бажуков - не биатлонист, а чистый гонщик - это уже нечто. И ведь понимал, наверное, г-н Швец, что сейчас, когда визы не дали великим спортсменам, кинутся к нему, в НОК, за комментариями - мог хотя бы в справочник заглянуть, освежить память. Нет, ни в какую. Амбиций - выше крыши, знаний - кот наплакал. И желания грубовато, без затей, за неделю до начала Олимпиады пнуть американских организаторов, якобы зашедшихся в антирусском экстазе, - хоть отбавляй. И, наконец, заметьте, - полная и стопроцентная (причем, превентивная) готовность к новому витку 'холодной войны' в спорте.
'И эти люди запрещают нам ковырять в носу!?'
Бред по поводу биатлониста-киллера известная газета воспроизводит тиражом без малого в 2 млн. экз. Там, в популярной этой газете, теребят деятелей НОКа девочки молоденькие - откуда им знать, кто такой Николай Бажуков... Спорт ведь есть-пошел с тех пор, как они стали о нем писать...

Я ПОНИМАЮ - ПРЯМОЙ ЭФИР. Напряжение. Оговориться может каждый. Если не прямой эфир, то все равно спешка, цейтнот, судороги. Все понимаю. Но, ребята, сделайте хотя бы то, что в ваших силах. Ну, сходите в районную библиотеку. Одну-другую-третью. Возьмите десяток-другой книг о спорте, мемуаров выдающихся спортсменов. Ей-богу, это даже интересно. Или: есть такие книжицы - называются правила соревнований. В Интернете поищите.
И потом: когда-то можно перестать говорить - 'облЕгчить'?
Так что - 'Учиться, учиться и учиться!'

НАШИ ЖУРНАЛИСТЫ не спрашивают Ирину Слуцкую, почему она в своей произвольной программе ни разу не прыгнула каскад '3 + 3'. Причем, уже зная, что американка Хьюз только что сделала это? И не спросят. Спрашивают примерно так: 'Ирочка, а что вы почувствовали, когда вас засудили?' Ведь надо соответствовать ментальности многочисленных начальников, которые не смогут отличить сальхов от акселя, тулуп от риттбергера, но знают твердо: засудили. А журналисты - они такие, им главное - чтобы на хорошем счету у начальства. Они будут смотреть на спортсменов преданными глазами, признаваться им в любви, бесконечно повторять, как они за наших ребят и девочек болели.
И это - журналисты?
Оказывается, наш спортивный журналист должен задавать только приятные вопросы, вопросы, на которые спортсмены, тренеры и спортивные чиновники знают, как ответить. Или им кажется, что они знают. Вопросы жесткие, неприятные могут быть расценены как непатриотичные проявления, признак нелояльности и, не дай бог, космополитизма. И что тогда? В Турин, в Афины командируют кого-то другого?
Сегодня Татьяна Тарасова, Ирина Роднина, Александр Якушев делают то, что должны делать журналисты: дают информацию, честно и профессионально оценивают случившееся. Журналисты - отдыхают. В основной своей массе.
И есть уже соответствующая идеология. Проросла, просочилась из пазух советского сознания. Она проста и незатейлива: 'Спортсмены, тренеры, журналисты - все мы делаем одно большое дело...' Простите, но если журналисты даже не понимают, что они должны делать свое дело, а не общее... О чем тогда говорить?
А спортсмены, которые еще вчера были безмерно счастливы своим серебряным медалям, сегодня, не дожидаясь вопросов, уже сами растолковывают всем, что они - лучшие, они-то и есть подлинные, всамделишние чемпионы. Им уже объяснили: это можно, это нужно.
Как там у Жванецкого? 'Если вы спрашиваете, я буду отвечать, а если вы отвечаете, то я буду спрашивать...'

ЗАТО ДЕМОНСТРАТИВНОГО ПАТРИОТИЗМА - в избытке. Они кричат, заходятся в своих комментаторских кабинах: 'Поработать туда в подъем... поработать, поработать!..' 'Держитесь, держитесь, надо медаль... Альбиночка, давай!.. Ох, как же я волнуюсь!'
Человек-с-микрофоном, внезапно проникшийся советской традицией государственных СМИ и уютно чувствующий себя в вертикалях власти нынешней эпохи, будет в таком примерно духе комментировать спорт до седых волос, до самой до пенсии. Ибо он - удобен.
А необходимой информации о событиях Олимпиады не было и нет. Пробу у Лазутиной перед женской лыжной эстафетой взяли за 15 минут до начала гонки, за 45, за час, за два - ненужное зачеркнуть, нужную начальству версию озвучить. Вранье и пересказ чужого вранья льется в эфир и на газетные полосы, оседая на наших несчастных ушах и наших не менее несчастных мозгах... Такова она, спортивная журналистика времен управляемой демократии... Беспомощная, сервильная, зависимая и бесконечно удобная для власть предержащих.





 
Rambler's Top100 Яндекс цитирования